Недавно стало известно, что Россия вошла в число лидеров по майнингу (добыче криптовалюты), обойдя в этой гонке и США, и все страны ЕС, и даже Японию, которая готовится создать национальную криптовалюту. Российские компании, самой крупной из которых является New Mining, в совокупности обошли даже Китай, который до декабря считался лидером майнинга. Кстати, New Mining собирается открыть крупнейший в мире майнинговый центр в Осло, сумма вложений оценивается в 105 млн. евро. По словам представителей компании, они выбрали Норвегию из-за относительно дешевой электроэнергии и хорошо развитой инфраструктуры. Похоже, что блокчейн-помешательство пройдет не скоро – но насколько оно в полной мере проявит себя в России?

В Европе исключили возможность свободного хождения криптовалюты в качестве платежного инструмента, посчитав ее слишком дорогим и непредсказуемым инструментом. Фактически, следом за рядом словесных интервенций со стороны европейских банкиров, российский Минфин пообещал закончить работу над законопроектом по криптовалюте (уже ставший пресловутым законопроект «О цифровых финансовых активах»), где предлагает ограничить ICO 1 млрд. рублей и ввести ограничения на покупку криптовалюты неквалифицированными инвесторами. Термин «квалифицированные инвесторы» существует уже более 2 лет, однако универсального определения ему все еще нет. Текст законопроекта недоступен, однако в комментариях к инициативе министр финансов Антон Силуанов отметил, что в криптовалюту играть должны только профессионалы.

Если подытожить все происшествия вокруг не только биткоинов как самой известной криптовалюты, по и криптовалют вообще, получается довольно удручающая картина. С одной стороны, западные инвесторы и инвесторы многих развивающихся стран (в первую очередь, ЮАР) с готовностью играют в криптовалюту, регулярно наращивая их долю в портфелях. Например, Black Stone, под управлением которой находится в настоящее время активов на сумму более чем в 1 трлн. долларов, активно играет на рынке, покупая одну криптовалюту и продавая другую. Представители фонда уверены, что быстро нивелировать возможный убыток от волатильности той или иной криптовалюты может только другая криптовалюта. С другой же стороны, регуляторы по всему миру стремятся ограничить доступ к токенам либо путем конвертации их в национальные цифровые активы (как, например, Япония), либо же путем законодательного ограничения хождения криптовалюты. Скажем, Израиль исключил возможность хождения биткоинов и даже запретил торги криптовалютой на израильской бирже. Череда ограничительных мер, словесных и законодательных, привели к резкому снижению стоимости всех криптовалют – за последнюю неделю они потеряли от 30% (биткоин) до 45% (KiberNetwork) и возвращаться к своим недавно пройденным максимумам не торопятся.

Российские же реалии таковы: пока криптовалюта объявлена суррогатом и запрещена к хождению, поэтому все инициативы по выпуску собственной криптовалюты, чем-либо обеспеченной (например, в Самаре несколько месяцев назад выпущена криптовалюта, обеспеченная мясом), имеют локальный характер и универсальным средством привлечения денежных средств или взаиморасчетов не являются. Текущий статус криптовалюты в России более напоминает игровые токены в онлайн игре: за виртуальные деньги вы платите реальные деньги, но использовать эти токены вы можете только в рамках онлайн-проекта. Законодательством это не запрещено, однако стоимость токенов в игре может расти и игроки могут продавать свои токены друг другу. По такому же принципу криптовалюта покупается и продается на вторичном рынке. Шум вокруг сумасшедшего роста криптовалюты захватил российскую общественность, и теперь порядка половины россиян мечтают о крипто-подарках на новый год, при этом из них не более 10% понимают, что это такое и как конвертировать криптовалюту в реальные денежные средства.

В итоге размещения в криптовалюте в 2018 году на российском рынке все равно будут – с этим согласился даже ЦБ, призванный надзирать над крипто-торгами. Законопроект, предложенный Минфином, скорее всего, раньше начала марта все стадии обсуждений не пройдет, но шансы прохождения ключевых инициатив (ограничение доступа, ограничение по размеру привлеченного капитала) очень велики. Основной мотив введения достаточно жесткого регламента в отношении криптовалюты – ее удобство для отмывания денежных средств. Волатильность криптовалюты уже стала легендарной, а если криптовалюта будет торговаться только на российской площадке, любой более-менее крупный игрок может имитировать рост и падение этой валюты в тех размерах, которые будут ему необходимы для легализации той или иной суммы. Свободного хождения криптовалюты в России в обозримом будущем, конечно же, не будет, однако свободные торги для квалифицированных инвесторов – коль скоро рынок, наконец, поймет, что это такое – могут начаться уже в 2018 году.

Читают сейчас

Комментарии:




Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031