Сегодня курс Bitcoin, крупнейшей криптовалюты, побил новый исторический максимум и достиг отметки $6345. Рост на 8% за сутки, итоговая капитализация в $104 млрд обеспечили очередную волну хайпа и, наверняка, приток желающих использовать финансовый инструмент, который эксперты рынка склонны называть пирамидой. Криптовалюты, изначально появившиеся как игрушка программистов, привлекли нелегальный бизнес – анонимная платежная система позволяет установить трансграничную цену на товар (чаще всего – наркотики, оружие) и вывести средства. Позднее майнеры, никому неизвестные регуляторы, поняли, что на криптовалюте можно зарабатывать, искусственно подогревая интерес к Bitcoin и его конкурентам – Litecoin, Ripple, VertCoin и другим. Рынок развивается стихийно, свои криптовалюты имеют сексуальные меньшинства, этнические группы и даже президенты. При этом ничем не обеспеченная «виртуальная валюта» может обвалиться до нуля в любой момент, и деньги инвесторов сгорят.

Росту цен на нефть или колебанию курсов национальных валют зачастую можно найти рыночные объяснения – объемы добычи, запасы, военные конфликты, политические решения. «Поведение» реальных величин почти всегда прогнозируемо. В отличие от них, набравшая популярность в конце 2016 г. виртуальная криптовалюта растет исключительно благодаря спросу, накануне она превысила планку в $6 тыс. благодаря покупателям из Зимбабве. По сообщению TheNational.ae, население африканского государства активно скупает криптовалюты на биржах, чтобы «избежать краха экономики». Здесь стоит посмотреть на ту самую экономику Зимбабве: черный рынок для страны, страдающей от гиперинфляции, – основной, и закономерно, что именно Bitcoin и альткоины там получили развитие, критовалюта постепенно заменяет в расчетах доллар.

Криптовалюты пытаются предложить рынку как реальный финансовый инструмент, для них существует аналог IPO – Initial coin offering (IPO). Первичное размещение монет – форма привлечения инвесторов в криптовалюту – проводится за счет эмиссии на блокчейн-платформе, механизм схож с дополнительным выпуском ценных бумаг для размещения. Основная разница в том, что за акцией, как правило, стоит работающая компания, выпускающая измеряемый продукт, имеющая прибыль. Исходя из этого инвестор может получить представление о перспективности той или иной бумаги. За криптовалютой нет ничего, кроме спроса, говорят аналитики, однако в 2017 г., по подсчетам «Сколково», только в России привлечено $293 млн на криптовалюте. В мире количество размещений удвоилось в сравнении с прошлым годом, говорят аналитики Smith + Crown.

«Документация ICO очень похожа на «Двенадцать стульев», те самые Нью-Васюки. Но у Бендера было больше логики в обосновании, почему Нью-Васюки вырастут, чем у любого ICO-проекта«, – рассказал эксперт комитета Государственной думы РФ по финансовому рынку, вице-президент ассоциации «Россия» Ян Арт на обучающей сессии в Екатеринбурге.

Ян Арт, Дмитрий Дригайло|Фото: Накануне.RU

Криптовалюта – история развития компьютерного софта: первая идея состояла в том, чтобы разработать программу, позволяющую просчитывать блоки цифр, вторая – в том, чтобы привязать получившийся биткоин к реальной денежной единице, объяснил главный аналитик «Телетрейд групп» Олег Богданов. Несколько лет придумавшие схему программисты не развивали валюту, Bitcoin стоил $10, первый хайп спустя время обеспечили наркодилеры.

«Они быстро просекли, что система будет пользоваться спросом, и подняли цену до $20, и программисты, которым это не нужно было, они за криптовалюту покупали майки, удивились, что кто-то поднимает цену на продукт. Дальше начался процесс нагнетания интереса: как только кто-то покупает валюту, ее стоимость растет. Не нужно было много денег, чтобы поднять биткоин до $100, и где-то на $150 в 2013г. история «умерла». Рынок получил быстрый толчок, когда Бен Бернанке (экс-глава ФРС, – прим.) заявил, что технология криптовалюты перспективна, и цена за биткоин ушла со $180 до $1 тыс.«, — рассказал Богданов.

По его словам, механизм по-прежнему нужен для торговли наркотиками, оружием и чтобы отмывать деньги из тех стран, где есть серьезные ограничения по транзакциям, в первую очередь, из Китая. Именно китайцы стали первыми крупными майнерами – добытчиками криптовалют. Но уже в 2014г. Китайский народный банк выступил против распространения на территории страны суррогатной валюты, что обвалило Bitcoin до $200, на этом уровне он оставался до конца 2016г.

Новая волна спроса на -коины опять стартовала в Китае, в конце 2016г. руководство страны объявило о новых жестких ограничениях на зарубежные транзацкии, верхняя планка установлена на $50 тыс. в год. Через криптовалюту начался вывод денег из КНР. Одновременно тренд на либерализацию криптовалют стартовал в Японии.

Однако «серый сектор» не может постоянно гнать стоимость криптовалюты вверх, и очередной спекулятивной технологией стал хард форк – апгрейт биткоина и других криптовалют, в результате чего появляется новая криптовалюта – форк, существующая наравне с предыдущей. В свое время модернизация позволила в 10 раз увеличить стоимость Litecoin, хард форк Bitcoin прошел этот процесс несколько раз и каждый из них заканчивался всплесками стоимости.

Но хрупкость конструкции старых-новых кошельков, платформ и цифровых комбинаций можно проиллюстрировать сегодняшним положением некогда перспективных альткоинов. Так, WorldCoin, входивший в 10-ку крупнейших валют, ныне находится в третьей сотне.

Дело в том, что криптовалюты – абсолютно пирамидальная схема, объясняет Богданов.

«Нет потока капитала, нет доходности, нет купона, нет производства. Криптовалюты могут жить только за счет притока новых любителей. Для того, чтобы они приходили, необходимо постоянно о криптовалютах говорить. Это пирамида в чистом виде, причем, с плохими последствиями: деньги банально воруют, они выводятся, тратятся, и люди ничего не получают. Мы посмотрим, что будет через полгода со всеми ICO, думаю, история там будет печальная или трагическая, потому что кому-то придется отвечать за эти деньги. Пока основной бизнес мы видим в одном: шум в прессе, заход денег и разгон цены. Причем, всем этим проектам необходимо, чтобы цена постоянно росла или хотя бы стояла на месте. Иначе начнутся проблемы, отсюда – важен постоянный хайп«, – говорит аналитик.

Олег Богданов, главный аналитик Телетрейд групп|Фото: Накануне.RU

По большому счету, криптовалюты – новая платежная система, позволяющая переводить транзакции, минуя банки. Однако она медленная (подтверждение платежа приходит с опозданием), ненадежная (велик риск, что деньги не дойдут до адресата) и непрозрачная. К тому же, на биржах достаточно мошенников.

«Капитализация платежной системы Visa  $240 млрд. Она работает быстрее любой криптовалюты. С практической точки зрения будущее биткоина туманно, ускорение платежей – дело будущего. Причем криптовалюты должны стать централизованным инструментом, в ином случае они не имеют перспектив. Пока что основной смысл в хайпе  много говорить, привлекать деньги, проводить ICO. Есть мнение, что биткоин конечен, намайнят $22 млн и все закончится«, – считает Олег Богданов.

В России две тенденции: Минфин и ЦБ категорически против криптовалют, но она лоббируется Правительством. Попытка создать крипторубль – меньшее зло, чем запрет биткоина и ему подобных, говорит шеф-аналитик ГК TeleTrade Петр Пушкарев.

«Если не разрешать, то будет так же, как с фарцовщиками. В советское время к джинсам доступа не было, но их имела треть населения, потом «запрещенка» появилась у всех. Попытка запретить джинсы привела к огромному количеству теневых фабрик, увеличила количество денег, ушедших из реальной экономики. История криптовалют отличается от фарцовщиков тем, что за последними хотя бы стояли джинсы«, – говорит аналитик.

За день стоимость альткоинов может вырасти на 300-400% и на столько же упасть, HTTPcoin за сутки рос на 2600%. Рынок развивается самыми причудливыми способами, свои криптовалюты есть у секс-меньшинств, различных социальных групп, существует BlackCoin, PutinCoin, он, кстати, дороже, чем Trumpcoin.

Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик ГК TeleTrade|Фото: fin-media.org

Пушкарев добавляет, что реальную обеспеченность «виртуальные валюты» получат в том случае, если крупные онлайн-магазины начнут принимать биткоины в качестве оплаты хотя бы части стоимости покупки. Тогда есть гарантия, что криптовалюта не опустится до нуля. Тем не менее даже при существующих рисках всегда будут желающие инвестировать в криптовалюту, чтобы заработать на курсовых качелях. Пока в сфере нет регулирования и всем управляют анонимные майнеры, риски только растут.

«Есть те, кто при виде такого графика с колебаниями хочет немедленно зайти туда и зарабатывать, есть, наоборот, такие, как я – ни в коем случае я туда не полезу, потому что на колебании нефти в $5 можно заработать столько же без риска, что нефть неожиданно упадет не на $2, а на $22. А биткоин может так сделать», – говорит он.

«Когда тема схлопентся и закроется, последствия будут негативными, вопрос в том, до чего торговля дорастет. Я помню истории с МММ и другими пирамидами. Все они отвлекли большое количество денег населения от реального рынка. Мы говорим, что наш рынок неразвитый, он такой именно из-за историй с пирамидами, потому что население после краха перестает верить в какие бы то ни было финансовые инструменты«, – резюмирует Пушкарев.

Читают сейчас

Комментарии: